Для функционирования сайта мы собираем cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.

Стоит ли заключать соглашения между супругами для вывода имущества из процедуры банкротства

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 24 сентября 2018 года № 304-ЭС18-4364 была определена позиция относительно практики заключения мирового соглашения, касающегося раздела имущества супругов и включения данного имущества в конкурсную массу в процедуре банкротства

Краткая история дела:

Супруг — должник в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) должника обратился в Арбитражный суд Алтайского края с заявлением об исключении из конкурсной массы земельного участка, категории земель: земли сельскохозяйственного назначения – для ведения личного подсобного хозяйства, площадью 88 000 кв. м (далее – земельный участок).

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда в удовлетворении заявления отказано.

Суд округа постановлением отменил указанные судебные акты и удовлетворил заявление должника.

В кассационной жалобе на постановление суда округа, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, финансовый управляющий имуществом должника (далее – финансовый управляющий) просил его отменить.

Определением Верховного Суда Российской Федерации кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив доводы, изложенные в кассационной жалобе, выслушав присутствующих в судебном заседании представителей участвующих в обособленном споре лиц, судебная коллегия считает, что обжалуемый судебный акт подлежит отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов обособленного спора и установлено судами, должник состоит в браке.

Определением суда общей юрисдикции по делу № 2-784/2016 утверждено заключенное супругами мировое соглашение, предусматривающее раздел совместно нажитого в браке недвижимого имущества (далее – мировое соглашение). По условиям мирового соглашения супруге передается в собственность нежилое помещение и земельный участок без какой-либо компенсации должнику.

Определением арбитражного суда возбуждено производство по делу о банкротстве должника.

Ссылаясь на принадлежность земельного участка супруге, должник обратился с заявлением об исключении данного имущества из конкурсной массы.

Отказывая в удовлетворении заявления, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что судом общей юрисдикции фактически утвержден заключенный супругами брачный договор, о наличии которого кредиторы не поставлены в известность; статус общей совместной собственности супругов на земельный участок не изменился; имущество, находящееся в собственности супругов, подлежит реализации в процедуре банкротства одного из них.

Отменяя судебные акты судов первой и апелляционной инстанций и удовлетворяя заявление, суд округа указал, что вывод судов о заключении супругами брачного договора противоречит существу вступившего в законную силу судебного акта об утверждении мирового соглашения и носит ошибочный характер. Суд также не согласился с выводом судов о сохранении режима совместной собственности супругов на спорное имущество после утверждения мирового соглашения, указав на отсутствие оснований для включения его в конкурсную массу должника.

Между тем судом округа не учтено следующее.

В рассматриваемом случае, определяя судьбу совместно нажитого имущества без расторжения брака, супруги по сути заключили соглашение о разделе общего имущества (пункт 2 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации). Учитывая схожесть признаков такого соглашения с признаками брачного договора (статья 40 Семейного кодекса Российской Федерации), к спорной сделке подлежали применению правила указанных договорных конструкций (статья 5 Семейного кодекса Российской Федерации).

Статьей 46 Семейного кодекса Российской Федерации предусмотрены специальные гарантии прав кредиторов супругов.

По смыслу данной нормы, являясь двусторонней сделкой, спорное соглашение связывает только супругов, при этом ухудшение имущественного положения супруга-должника в результате исполнения такого договора не влечет правовых последствий для не участвовавших в нем кредиторов должника (пункт 3 статьи 308 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В связи с этим ссылка окружного суда на принцип общеобязательности судебного постановления суда общей юрисдикции (статья 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) при рассмотрении настоящего спора ошибочна.

Как установили суды первой и апелляционной инстанций, единственной целью заключения мирового соглашения, предусматривающего отчуждение недвижимого имущества, являлось его сокрытие от обращения взыскания со стороны кредиторов, учитывая, что на момент его утверждения (менее чем за два месяца до возбуждения дела о банкротстве) должник имел признаки несостоятельности.

Поскольку статус спорного имущества как общего имущества супругов для кредиторов должника не изменился, оно подлежало реализации в процедуре банкротстве должника по правилам статьи 213.26 Закона о банкротстве, в связи с чем у суда округа не имелось оснований для его исключения из конкурсной массы.

Допущенные судом округа нарушения норм права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита прав и законных интересов кредиторов должника, в связи с чем на основании пункта 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обжалуемый судебный акт подлежит отмене с оставлением в силе судебных актов судов первой и апелляционной инстанций.

 

Не знаете к кому обратиться?
Оставьте номер - юрист перезвонит
Отправить
Отлично!
Мы уже получили вашу заявку и в скором времени мы с вами свяжемся.
Закрыть